Аргументы недели
Валерий Валерьевич Зюганов

История создания эликсира «Леюрус Арктика плюс»

«АН» продолжают публикацию цикла статей, посвящённых цепочке научных открытий доктора биологических наук Валерия Зюганова, которая привела его к созданию эликсира «Леюрус Арктика плюс» (согласно ст. 25 ФЗ «О рекламе», «Леюрус Арктика плюс» не является лекарственным средством).

Ранее («АН» № 35, 36) мы начали рассказывать о долгой истории научного конфликта Алексея Яблокова с Валерием Зюгановым во время их совместной работы в Лаборатории постнатального онтогенеза Института биологии развития (ИБР) АН СССР.

Загрузил стажёра по полной

В конце 1970-х Яблоков организовал масштабное изучение фенетики прыткой ящерицы Lacerta agilis по всему ареалу в СССР. Экспедиции должны были пройти в центральных районах РСФСР, на Кавказе, в республиках Средней Азии, в Сибири. Планировались они так.

Сначала экспедиционный автомобиль (ГАЗ-66 или УАЗ с прицепом), укомплектованный оборудованием, заезжает в отдалённый район. Ведёт машину шофёр с московской автобазы АН СССР непременно в сопровождении сотрудника ИБР, который обязан готовить шофёру еду в дороге. А затем Яблоков прилетает на самолёте куда-нибудь в Усть-Каменогорск или Красноярск в сопровождении помощников. Проблема была в том, что никто из сотрудников не хотел трястись на машине две недели до какой-нибудь казахской деревни Талды-Тасты за 2 руб. 60 коп. суточных. У всех находились убедительные «отмазки». А Зюганов соглашался, ему было интересно посмотреть страну! Кроме того, он попутно собирал научный материал по колюшке. Например, собрал уникальный материал по девятииглой колюшке Аральского моря (тогда оно ещё не высохло) и опубликовал позже в журналах «Вопросы ихтиологии» и «Генетика» статьи об экспансии аральской колюшки в Арктический бассейн (через реки Ишим, Иртыш, Обь).

Нужно сказать, что Яблоков был вовсе не кабинетный учёный, он был опытный полевик. И прекрасно понимал, что в дороге может произойти всякое. Он знал, что практичный Валерка, который провёл все школьные годы в Средней Азии и на Северном Кавказе, знает, что Восток — дело тонкое, и не подведёт.

Обычно напутствие в дорогу было таким. Шеф вручал командировочные, НЗ в рублях, несколько пачек индийского чая «со слониками» и 2–3 пачки дефицитной гречки (на дорожные взятки), а также рекомендательное письмо из АН СССР в «советские, партийные и профсоюзные организации на местах» с просьбой о содействии экспедиции.

Главным гарантом, что машина доедет до района работ, была 40-литровая фляга медицинского спирта, предназначенная для фиксации научного материала (ящериц, змей). На самом деле это было незаменимое средство для решения непредвиденных проблем в дороге типа поломок или дефицита бензина.

Зюганов убеждённо заверял шефа — всё будет хорошо — и отправлялся в поход. Часто он брал с собой ещё кого-нибудь из аспирантов, чтобы не скучно было вдвоём с водителем. Шофёры на автобазе АН СССР все были алиментщики, так как с командировочных не надо было платить алименты, и все как на подбор мрачные, угрюмые и неразговорчивые.

Жадный паромщик в Баку

1980 год. На полпути из Москвы до Алтая (через Кавказ и Среднюю Азию) уазик доехал до Баку. Там Зюганова поразило огромное количество портретов Леонида Ильича Брежнева на торцах многоэтажек. При въезде на паром Баку — Красноводск (путь через Каспийское море) азербайджанец, увидев московские номера, поинтересовался:

— Хошь келибсыз (добро пожаловать), а сколько бензина у вас в баках уазика?

— Один бак полный, другой наполовину.

— Нельзя, дарагой, пары взрывоопасны, надо слить горючее.

— Но ведь в Красноводске может не быть бензина.

— Ладно, тогда надо долить до полного.

— А где? Ведь до города от порта 10 км, а паром уйдёт через полчаса.

— Какой проблем, можете купить у меня, но не по 15 копеек за литр, а по рублю, и скажите спасибо.

— Хоп, ладно.

Долили за 20 рублей, а билет на паром стоил 7 рублей.

От Красноводска маршрут лежал по пустыне в направлении Ашхабада. Справа гряда гор Копетдага, за ними — Иран. Экипаж днём любуется миражами озёр, а ночью спят на кошме из овечьей шерсти (пауки каракурты как огня боятся овец) — романтика! Красные поля маков вокруг. Фантастическая красота.

Вдруг на пустынном участке шоссе они видят человека в штормовке и кепке. Он голосует и просит подбросить до Фирюзы — это 15 км. Ладно. Подсаживается также его напарник. Разговорились по дороге. Рассказывают, что они рабочие-золотоискатели. Надоело работать за копейки, ищут другую работу. Зюганов вспоминает свои познания в геологии — вроде в Туркмении в горах Копетдага золота нет, но предусмотрительно не делится своими знаниями. Тем более, вытирая пот на лбу, «золотоискатель» сдвинул кепку, и Зюганов увидел стриженую под бобик голову. У поворота оба сошли.

Через 20 км машину ИБР останавливает расстеленным поперёк дороги «скорпионом» группа автоматчиков-«краснопогонников» из ВВ. После проверки документов и обыска показывают фотографии сбежавших зэков. Вот это да! Это же те самые вежливые парни. Следующую ночь Зюганов с водителем решают провести уже не в пустыне на открытом воздухе на кошме, а в гостинице в центре Ашхабада. Потратили на отель часть денежного НЗ Яблокова и распечатали заветный ящик с канистрой со спиртом. Уф!

Змеи на заправке

1983 год. После переправы через Амударью в Бухарской области у экипажа подошли к концу запасы бензина. Нужно заправить 200 литров в ГАЗ-66 (а он «жрёт» 40 литров на 100 км). В те времена машинам с госномерами выдавали специальные талоны, и их отоваривали на заправках. Подъезжают к сельской заправке. Очередь из 40–50 местных грузовиков, тракторов и комбайнов. Зюганов подходит к окошку и показывает бумажку от АН СССР о содействии экспедиции.

— Салам алейкум! Мы учёные из Москвы. Надо бы помочь заправиться.

Узбечка машет руками.

— Вы что?! Какой-такой ещё академия? У нас посевная! Заправляем только колхозников.

— А когда закончится посевная?

— Слушай, через месяц, в июне. Отойди, не мешай работать.

Что делать? Идти на почту, звонить в Москву? Но Москва им здесь не указ!

Зюганов спрашивает прикомандированного коллегу-зоолога из Киева Михаила Леонидовича Голубева:

— Миша, ты же серпентолог (специалист по змеям). Можешь наловить безо­бидных ужей? — На раз!

— Давай, нужно штук 7–8.

— Понял.

Михаил берёт специальную кочергу и уходит в ближайший овраг.

Через 2 часа Зюганов снова подходит к окошку заправки. Но в руках держит не бумажку от АН СССР, а мешочек из просвечивающейся белой ткани, внутри видны копошащиеся змеи. Одна головка ужа высовывается из плохо завязанной горловины мешка.

— Извините, это опять научная экспедиция змееловов. У нас тут гадюки, щитомордники, хорошая эфа и гюрза (выбрал самых суперъядовитых змей). Посмотрите, какие красавцы! Но мы боимся, если застрянем тут на всю посевную, они будут расползаться, мы, конечно, постараемся не упустить их, но…

— А-а-а-й… в-а-й! Убери ты эту гадость с подоконника! Сколько вам надо бензина?

— 200 литров.

Шофёр, видя такой расклад, тут же поправляет:

— Нет, надо 400!

— Давай быстро машину к колонке и уматывайте поскорее отсюда.

— Катта рахмат сызга! («Большое вам спасибо». — узб.)

Так была решена очередная дорожная проблема.

Места обитания речной жемчужницы Margaritifera margaritifera

Жемчужницы обитают в реках и ручьях. Они наиболее многочисленны на глубине менее 2 м, но встречаются на глубине до 7 метров. Европейская жемчужница предпочитает холодную чистую воду со слабой минерализацией, бедную органикой, с быстрым течением.

Наилучший грунт — галька с подложкой из песка. Взрослые моллюски располагаются на дне, наполовину или полностью зарывшись в грунт и выставив задний конец тела. Жемчужницы располагаются в русле реки неравномерно, отсутствуют у берегов рек и на отмелях. Они предпочитают находиться в местах со средней скоростью течения, вблизи больших валунов. Жемчужницы предпочитают реки и ручьи, протекающие по кристаллическим породам, как на равнинах, так и в предгорьях. Выдерживают скорости течения 0, 3–2 м/сек.

Моллюски обитают в реках в районах порогов, перекатов и плёсов, избегая лишь тех участков плёсов, где дно илистое и скорость течения менее 0, 1 м/e_SNbSсек. Живут при температуре воды 4–23°С (Властов, 1933; Жадин, 1939; Hendeiberg, 1961). По нашим данным, жемчужница может кратковременно (10–20 мин.) выдерживать без потери жизнеспособности температуру воды до +28°С. Интересна способность жемчужницы переносить обсыхание. Моллюски живут в воздушной среде (в тени) при температуре +15°С не менее 30 суток (Зюганов и др., 1988).

Отрывок из книги «Симбиоз «Жемчужница — лосось»

Аргументы Недели, № 37(630) от 20.09.18 Автор: Николай Тоноров

Авторский метод профилактики рака и старения Скачать презентацию

Контактная информация

  • 125167, Москва, Авиационный пер., д. 4а
  • +7(495) 981-68-27
  • +7(916) 105-40-28
  • +7(915) 005-00-42
  • +7(926) 712-75-04
  • +7(965) 206-50-32
  • 10.00–18.00 (кр. субботы и воскресенья)
Яндекс.Метрика